11:36 

Пара страниц из дневника Артура Грея

felix-felicis
Ити イタチ
№1

Ещё один семестр. Полученный диплом.
Выдох.

17 лет, теперь взрослый волшебник. Свободный, с аппарацией и максимой, что-то понимающий в зельеварении, Теории магии, волшебных связях и тонких телах.

Дальше аспирантура. Пять семестров в этой школе — столько любви и единства достигнуто..
Столько ебанной боли.

Как я благодарен всем и каждому на этом пути!
Но внутри все еще какая-то пустота. Заполняешь ее чем попало — и что-то приживается. Я плохой Гриффиндорец. Хотя успел познакомился с адреналином, огнём, страстью и упорностью..
но я так и не обрёл достаточно смелости.

Ты трус Грей. Ты даже не заказал своему факультету о том, какую роль сыграл в смерти Мойры.
Горчит...
Пусть это был ее осознанный выбор, пусть это было правильно и едва ли кто-то может осудить ее... Как ты теперь живешь с понимаем того, что она могла не умереть, если бы ты не передал письмо мистеру Снейпу? если бы не помог с зельем самопожертвования?
Живу. Если человек хочет отдать за другого свою жизнь — он отыщет способ. Можно даже сказать, что я помог этому свершиться необычно и достаточно красиво.
Ни больше и не меньше — ты сделал то, что сделал. Помог умереть своей подруге и сокурснице. И такие вещи тоже оставляют след.
Как всякий раз, когда через тебя проходит судьба.

Я не чувствую вину, мне не страшно, просто не очень приятно..
И горько от того, что иногда наш путь необъяснимо краток

_____

№2

Настоящее волшебство и настоящее счастье лежат за пределами морали. Любой будет вечным заложником коллективного разума, пока не осмелится сделать то, что необходимо лично ему. А коллектив сию минуту возмутится.
Это цена поэзии. Прекрасной и, разумеется, аморальной. Где-то в её пульсе счастья, сверхъестественности и красоты лежит Жизнь.

Жизнь неустанно спорит с моралью. В этом противостоянии английские затянутые воротнички не стоят ничего. Но многое значат. Ведь нам стало бы скучно без правил. Без границ было бы нечего преступать. Без возможности расстегнуть длинный ряд пуговиц на ваших манжетах, ночь Белтейна прошла бы мимо.

Возможность утонуть ладонями в ткани чёрной мантии это особое удовольствие, искры, нарушение границ и акт взросления в одном. Вы сами — одно изощренное удовольствие. Жаль — нас отвлекли. Но эмоциональная отдача сторонних лиц добавляет вкуса. Вы знаете о моем пристрастии к специям.

Сложно хранить герметичность на публике, хотя я вижу в этом особую форму ритуалистики. Люди. Должны. Видеть. Красоту.
Только бы не сопротивляться этой красоте, протекающей насквозь.

Но все же... как понимать произошедшее? С кем поговорить? Алхимические трактаты этому не учат.
... вполне возможно, я их слишком плохо читал. Что-то было там про «желать» и «сметь». Говорят, великие добродетели.
Насколько теория магии проще, чем практика!

Наш практикум вышел слишком стремительным: для меня некоторые этапы Делания остались недостаточно ясными — особенно момент сгущения, когда диалог свернул от провокаций к действию. И расплывчатый финал.
Вероятно тинктура осталась незавершенной.
Как история и как обучение..
Я бы хотел Знать больше. О вашем огне и том, что загорается во мне от соприкосновения с вами.

URL
Комментарии
2018-06-25 в 21:31 

Венди~
"Я вернулся, Господи, в руки Твои, встречай!" (Эжен)
Я знала, что это ты. Это зелье она могла сварить только под руководством Снейпа. И скорее всего, она попросила о помощи тебя. Но не буду говорить ничего. Это было право Мойры, ее свободный выбор волшебника. И я считаю, что в смерти Мойры виновата Мэй.

     

Sapere aude

главная